123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
Проекты ИОО | Этнография в школе | Этнографическое сообщество | Кафедре – 25 лет! | Преподаватели | Аспиранты
Мегапроект | Другие проекты ИОО | Курсы приглашенных лекторов
Хроника 2001 | Хроника 2002 | Командировки и стажировки



ОМИЧИ НА V СИМПОЗИУМЕ "КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ НАРОДОВ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ: ТЮРКСКИЕ НАРОДЫ" В ТОБОЛЬСКЕ (9-12 ДЕКАБРЯ 2002 г.).

Разумеется, каждому кто когда-нибудь бывал на научных мероприятиях, известно, что повседневность таких мероприятий протекает в двух различных измерениях или, если хотите, потоках. Один - это официальная, внешняя сторона с выступлениями, дискуссиями и т.п. мероприятиями, а другая - кипучая жизнь в кулуарах. Эти потоки жизни конференций, конечно нераздельны, и часто перетекают друг в друга. Но мы в своей зарисовке о V симпозиуме осмелимся для полноты их восприятия, всё же несколько развести эти потоки. В нашем случае всего лишь по двум разделам этих заметок. Пусть первый раздел будет назван "Официальная жизнь", а второй "Кулуары". На том и порешим. Вот они.

"Официальная жизнь симпозиума"

Уже в пятый раз город Тобольск встречал участников симпозиума "Культурное наследие народов Западной Сибири", симпозиум этого года был посвящён тюркским народам нашего региона. Чтобы понять значимость данного мероприятия, необходимо отметить, что каждый раз для участия его работе собираются около 100-120 учёных, практиков в области национальных отношений и представителей общественности.

Первый симпозиум проходил в 1998 г. и был посвящён сибирским татарам, затем были проведены конференции по обским уграм, русским старожилам и самодийцам. Основным организатором такого масштабного мероприятия все эти годы был и остаётся Тобольский государственный историко-архитектурный музей-заповедник, один из старейших и богатейших (по своим коллекциям) в Западной Сибири.
Так как тобольских и омских учёных-историков связывают давние научные связи, то
представители нашего города активно участвовали во всех симпозиумах. И в этом году омская делегация была одной из самых многочисленных. Всего омичами было подано 28 заявок на участие, основная часть из них - учёными из Омского государственного университета, кроме них в делегации были ученые из Омского филиала ОИИФФ СО РАН, сотрудники музея Изобразительных искусств им. М.А. Врубеля и Областного краеведческого музея.

Кроме нашей делегации достаточно многочисленной была делегация из г. Казани, представленная учёными Института истории и Института языка, литературы, искусств АН Татарстана, Татарского гуманитарного института. Вообще же география иногородних участников симпозиума очень широка - гг. Москва, Уфа, Кемерово, Сургут, Томск, Новосибирск, Тюмень, был даже представитель из Украины.
Основной "нерв" симпозиума этого года обозначился уже на пленарном заседании после выступления представителя казанской делегации д.и.н. Р.Г. Фахрутдинова "Сибирь и Центральная Азия как прародина тюрков (к раннесредневековой этнокультурной и этнополитической истории татар)". В этом докладе была рассмотрена история Западной и Южной Сибири начиная с археологических древностей, как поле, на котором выросло дерево тюркских народов. Сама такая постановка вопроса возражений не вызывает, но, однако, выступающий отметил, что "культуропреемником" (у слушателей создалось так же мнение, что и правопреемником!) тюркских средневековых образований в современности является этническая общность, именуемая в настоящее время поволжско-приуральскими (или, проще, казанскими) татарами.

По сути дела квинтэссенцией этого и серии других выступлений представителей казанской делегации было то, что поволжско-приуральские татары объявлены ядром т.н. "татарского народа", а издавна проживающие, например, в Западной Сибири, сибирские татары - его периферия. Такой же участи удостоились крымские и астраханские татары.

Нет нужды говорить, что сибирские татары, например, связаны с регионом Поволжья-Приуралья не напрямую, а имеют свою собственную самобытную историю и культуру. Активные контакты с поволжско-приуральскими татарами начались лишь во время Столыпинской реформы (начала XX в.), и позднее, уже в рамках СССР, что в определённом плане снивелировало местную сибирско-татарскую культуру. В то же время остались и существенные различия. Сейчас, например, сибирских татар учат в школе литературному татарскому языку, тогда как разговорный язык у них значительно отличается от казанско-татарского и продолжает устойчиво функционировать. Лингвисты считают, что дети сибирских татар фактически учатся в школе на нескольких других (не родных) языках - русском, казанско-татарском, а дома разговаривают на родном - сибирско-татарском. Эта проблема возникла не сегодня и представители сибирских татар пытаются её разрешить, создавая свою письменность, и, конечно, сохраняя свой язык.

Если возвратиться к тезису от т.н. "татарском народе" с центром в Татарстане, то необходимо заметить, что название "татары" в XVI - XIX вв. использовалось царской администрацией для определения тюркоязычных (по большей части, мусульманских) народов окраин государства, иногда с добавлением определяющего слова, характеризующего ту или иную группу. Так родились названия, например, азербайджанские татары, чулымские татары, кузнецкие татары и т.д. Как правило, все тюркские группы имели (и имеют) свои собственные самоназвания, которые потом у большей части стали общепринятыми названиями, а часть тюркоязычных народов по-прежнему остались татарами - поволжскими, астраханскими, крымским и сибирскими. Сам этот исторический сюжет с названиями некоторых тюркских народов можно было бы считать неким парадоксом истории, если бы не приведённые выше попытки конструирования "татарского народа".

Кроме вопросов о "татарском народе" от Крыма до Енисея дискуссии развернулись и по поводу, уже может быть известной читателям, проблемы перехода тюркоязычных народов России на латинский алфавит (а сейчас в основе всех алфавитов этих народов лежит кириллица). Лингвисты из Казани объясняли необходимость такого перехода стремлением соответствовать неким международным стандартам (все тюркские языки, за рубежом, разумеется, базируются на латинице), что кирилличный алфавит не соответствует фонетическому строю тюркских языков и т.д. Оппоненты резонно замечали, что, во-первых, общекультурное пространство России построено в том числе и на кириллице, и переход на латиницу возведёт новый "железный занавес" уже внутри нашей страны, а во-вторых, что латиница так же не приспособлена к передаче фонетики тюркских языков (т.е. всё равно нужно вводить дополнительные буквы и таких алфавитов, базирующихся на латинице существует несколько, и нет единого общетюркского, стандартного) и т.д.

На фоне этих эмоциональных дискуссий другие темы вызывали не меньший, но более академичный интерес и были посвящены истокам и генезису тюркских народов Сибири и сопредельных территорий, сохранению культурного наследия тюркских народов.

Хотя на симпозиуме устойчиво превалировала "татарская" тематика, большой интерес участников вызвали доклады кемеровчан, посвящённые тюркским народам Алтая. Особенно хочется отметить выступление потомка телеутских князцов В.И. Челухоева (директор историко-этнографического музея в с. Челухоево) о воспитании и приобщении к национальной культуре подрастающего поколения. Сам В.И. Челухоев поднялся на трибуну для выступления в национальной одежде и с кинжалом (символом княжеской власти) за богато расшитым поясом.
Доклады представителей омской делегации можно разбить на три блока: проблемы генезиса этноса и культуры тюркских народов Сибири поднимались в докладах М.А. Корусенко, С.Н. Корусенко, О.П. Коломиец, Е.Ю. Смирновой, М.Н. Тихомировой, А.В. Матвеева и др.; тема взамиоотношений сибирских татар и русского населения региона поднималась в докладах М.Л. Бережновой, Л.Б. Герасимовой, А.А. Новосёловой, М.А. Жигуновой и Т.Н. Золотовой; сохранению культурного наследия был посвящён доклад О.Н. и О.А. Свиридовских.

Организаторы симпозиума подготовили и, с нашей точки зрения, успешно провели насыщенную культурную программу. Она включала интересные экскурсии по Тобольскому Кремлю, экспозициям и фондам Тобольского историко-архитектурного музея-заповедника, презентацию целой серии новых выставок и экспозиций. Работы местных художников были объединены в выставку "Тюрк-арт", декоративно-прикладное искусство поволжских татар (из фондов Национального музея Татарстана) можно было увидеть на одноимённой выставке. Необычным элементом культурной программы была, кроме того, небольшая экспозиция изделий златоустовских оружейников. Самое интересное, что в рамках неё можно было приобрести понравившийся предмет. Разумеется, взоры мужской части симпозиума были прикованы к образцам охотничьих ножей, которые представители завода предлагали попробовать на остроту и прочность.

"Кулуары"

А в кулуарах омская делегация вела тоже насыщенную жизнь. Вот несколько сюжетов.

Нас разочаровало немного в этом году то, что участников не разместили с комфортом предыдущих лет. Не увидели мы нынче комфорта гостиницы "Славянской", а познакомились с удобствами "Тобола". Удобств, впрочем, там особых не наблюдалось. Вообще, эта гостиница как бы "выплыла" из застойных 80-х прошедшего века со своей скверной сантехникой, шелушащимися обоями, расшатанной мебелью, холодом в номерах и тому подобным. Счастливцам, вроде казанской делегации, удалось поселиться в значительно более комфортабельной "Сибири". Последними, кому удалось там испоместиться, был я с супругой, хотя нам достался уже некомплектный (!) номер, который якобы готовил для себя "Газпром". Пришлось брать этот номер, хотя в одной комнате не было мебели вовсе, сантехника потекла на следующий день, а имеющаяся в другой комнате мебель разваливалась от соприкосновения (я не обманываю!). Не знаю, как там будет жить "Газпром", а нам там было весело. Но обо всём по-порядку.

Прибыв на тобольскую землю, мы (часть омской делегации) вдруг почувствовали зуд. Нам захотелось омовения (на улице было примерно минус 30 градусов). Захотелось - сделано! В день прибытия мы посетили бассейн гостиницы "Славянская" (раз уж нас туда не поселили, так хоть искупаться в бассейне!). Чудесно провели время.

На следующий день у группы омских товарищей созрела свежая мысль организовать в том самом недокомплектном номере дастархан. И народ, как ни странно, эту идею поддержал, не смущаясь предупреждением что сидеть придётся на полу! Одну комнату превратили в раздевалку, где кое-кто и мог поваляться.

Общение происходило в традиционной манере, как вы поняли, половой. Соли в чудесный вечер подлили уход и приход последнего тюльбера (В.М. Кимеев, предыдущий образ - последний калмак, а до этого последний чалдон) и его визави В.И. Челухоева. Надо отметить, что мне, давно не видевшему Валерия Макаровича (последний раз виделись в 1997 г. на III Конгрессе этнографов и антропологов), его темпераментная речь кого-то до боли знакомого напомнила. Поднапрягся и нате - да он же вылитый Владимир Вольфович!

Князь Челухоев на фоне этого оратора смотрелся очень солидно, был немногословен, и что совершенно потрясло аудиторию, отказывался от горячительных напитков, предпочитая им минеральную воду. Тем самым окончательно покорил аудиторию и благосклонно разрешил сфотографироваться в своём обществе всем желающим.

Вечер завершился пением под гитару песен совершенно различного содержания (чему ощутимо вторил оркестр ресторана, расположенного как раз под нашим номером). Как хозяин номера, помню, что гости разошлись далеко за полночь, но не сразу. Последний тюльбер прибегал ещё раз - он искал свой настоящий швейцарский нож, свою настоящую тюльберскую шапку и что-то ещё.

С тюльберской шапкой связана совершенно особая история. Уже на следующий день, Валерий Макарович опять нас спрашивал, не задевали ли мы куда по злому умыслу (или недомыслию) его головной убор. Говорил мало, но из сказанного у нас сложилось мнение, что шапка эта не простая. "Наверно сакральная" - подумали мы и бросились по местам боевой славы тюльбера, и надо сказать сначала неудачно. Удача улыбнулась Елене Юрьевне Смирновой - она увидела разноцветный кусок тряпки, по которому спокойно ездил общественный транспорт у одной из остановок примерно на середине пути от "Тобола" к "Сибири". Шапку со всеми предосторожностями извлекли с проезжей части и водрузили на сугроб, что бы увековечить это событие. Тюльбер при вручении выразил совершеннейший восторг нашим тщательным поискам и поблагодарил нас от лица всего Кузбасса.

Конечно ещё было много всего, но как Вы понимаете, это бесконечная тема.
В целом, своей эмоциональной насыщенностью симпозиум как бы поставил точку в уходящем году.

М.А. Корусенко
М.Н. Тихомирова

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2018