123
Карта сайта
Поиск по сайту



Rambler's Top100 Rambler's Top100

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии | Этнография Западной Сибири | Библиотека сайта | Архив сайта | Контакты
Библиографические указатели | Монографии и сборники | Статьи | Учебно-методические материалы | Квалификационные работы | Об этнографии популярно




Н.А. Томилов

НАЧАЛО ПЕРВОГО ЭТАПА ЭТНОГРАФИИ
В ОМСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ

Летом 1974 г. наша семья в составе меня – Томилова Николая Аркадьевича, моей жены Валентины Сергеевны (проработавшей первые годы в ОмГУ деканом факультета общественных профессий, ныне она – старший научный сотрудник Сибирского филиала Российского института культурологии) и нашей единственной дочери Светы (сейчас она доцент, кандидат исторических наук, докторант, работает в Омском филиале ОИИФФ СО РАН и на историческом факультете ОмГУ) приехали из Томска в Омск. В Томске у нас были все возможности для жизни и дальнейшей карьеры (у меня – это должность старшего научного сотрудника в ТГУ, прекрасные условия для этнографических экспедиций, курсовики и первые дипломники, замечательные и верные друзья), но оставался острым квартирный вопрос. Из-за отсутствия квартиры мы и переехали в Омск, который постепенно для нас стал родным городом.

Но было и желание создать здесь свое направление (или даже 2–3 направления) в этнографии – науке, которая фактически захватила меня на многие десятилетия, а также создать в Омске этнографическое сообщество (тогда здесь трудился только один этнограф в местном педагогическом институте – Ирина Витальевна Захарова, которая впоследствии многие годы работала и сейчас работает с нами). Мои первые омские студенты, конечно же, помнят, как мне приходилось убеждать их, недоверчиво смотревших на меня, что здесь у нас со временем будет крупный этнографический музей, своя аспирантура, научная лаборатория Сибирского отделения Академии наук СССР.

В целом мне, конечно же, можно быть удовлетворенным результатами уже более чем 30-летней деятельности в Омске. Сегодня здесь трудятся более 50 специалистов по этнографии (ни в одном из городов Сибири, даже в Новосибирске, нет такого многочисленного этнографического сообщества), в университете есть кафедра этнографии и музееведения (да и на кафедре музеологии, которую возглавляет моя первая омская ученица – доцент Галина Михайловна Патрушева, большинство преподавателей – этнографы, в их числе и мой зять Михаил Андреевич Корусенко), Ученый совет по защитам кандидатских диссертаций, аспирантура, докторантура, крупнейший вузовский музей археологии и этнографии – МАЭ ОмГУ.

Кроме того удалось (опять-таки с помощью руководства Администрации Омской области и ОмГУ) создать в Омске два научных учреждения, где работают этнографы, – это в 1991 г. Омский филиал Объединенного института истории, филологии и философии СО РАН и в 1993 г. – Сибирский филиал Российского института культурологии Минкультуры России (сам институт находится в Москве). Благодаря ОмГУ более 30 ученых стали кандидатами наук по специальности «Этнография, этнология и антропология», а двое из них – Андрей Владимирович Головнев и Виктор Павлович Кривоногов – докторами наук. Наша высшая гордость – это то, что Андрею Головневу было присвоено звание член-корреспондента Российской академии наук (их всего-то в этнографии России менее десятка на сегодняшний день). Говорят, что в Омске сегодня существует этнографическая научная школа. А этнографы-омичи живут и в других городах России – Барнауле, Екатеринбурге, Красноярске, Новосибирске, Москве, Санкт-Петербурге, Тюмени, и в разных странах – Германии, Казахстане, Канаде, Франции.

А начиналась этнография в нашем университете летом 1974 г. ОмГУ набирал первых студентов, и, почти одновременно с этим, была организована, совместно с Томским университетом, этнографическая экспедиция к татарам Большереченского района Омской области. В этой экспедиции было собрано 89 предметов хозяйства и культуры сибирских татар, которые стали основой создания первой экспозиции университетского музея [1] . Руководил работой экспедиции кроме меня Владимир Борисович Богомолов, который вскоре переехал из Томска в Омск, много лет проработал в ОмГУ, а сейчас – профессор Омского государственного института сервиса.

На заседании Ученого совета ОмГУ 5 ноября 1974 г. ректор университета Василий Васильевич Пластинин, помнится, говорил: «У нас нет биологии – значит не может быть каких-то опытных станций, нет астрономии – значит не может быть обсерватории, но у нас есть история и этнография – значит, может быть музей». Музей был создан решением совета (позднее он разделился на два музея – МАЭ ОмГУ и Музей истории ОмГУ). 4 декабря этого же года состоялось открытие его первой экспозиции. А всемирно известный археолог, историк и этнограф академик Алексей Павлович Окладников (он курировал ОмГУ в первые годы его становления и часто бывал в университете, читал лекции) сделал первую запись в книге отзывов: «С большим чувством радости увидел чудесное начало археолого-этнографического музея в Омском университете. От души желаю ему и университету процветания».

Создателями первой экспозиции помимо меня и Володи Богомолова были историки-первокурсники, наиболее активные среди них – Оля Духова (ныне Бронникова), Галя Козина (ныне Патрушева), Надя Кузнецова (ныне Кулешова), Юра Пеньков, Сережа Первых, Витя Пластун, Володя Слободян и Наташа Спиридонова.

А затем пошли ежегодные экспедиции и этнографические практики [2] : в 1975 г. – это поездки к барабинским, тарским и томским татарам, казахам, телеутам и шорцам Западной Сибири, в 1976 г. – работы среди казахов, украинцев, татар Новосибирской и Омской областей, шорцев Кемеровской области, в 1977 г. – поездки к манси, шорцам и татарам Западной Сибири, в 1978 г. – поездки к сибирским и поволжским (в Астраханскую область и Татарскую АССР) татарам, манси, хакасам, шорцам, русским, в 1979 г. – поездки к казахам, татарам, бачатским телеутам Западной Сибири. Кроме полевых работ осуществлялся сбор материалов в архивах и музеях Западной и Восточной Сибири, в Астрахани. А.В. Головнев в 1978 г. работал в составе Северной экспедиции Института этнографии имени Н.Н. Миклухо-Маклая Академии наук СССР в Таймырском автономном округе. Работой отрядов кроме меня руководил В.Б. Богомолов, а с 1977 г. – Наталья Ивановна Новикова, трудившаяся тогда заведующей университетским музеем, а сейчас – старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН в Москве, головного этнографического центра России. Позже студенты-старшекурсники самостоятельно руководили разъездными отрядами.

Из первых двух наборов исторического факультета ОмГУ этнографами стали И.В. Белич, О.М. Бронникова, А.В. Головнев, Н.В. Кулешова, С.Ю. Первых и Г.М. Патрушева. Но мне хотелось бы с благодарностью назвать участников первых экспедиционных поездок 1975 г. – студентов ОмГУ Зину Аблязову, Галю Балманову, Веру Барч, Веру Безрукову, Лену Бобылеву, Валеру Вариводу, Любу Варламову, Ларису Володину, Володю Гололобова, Лену Гришину, Иру Дурову, Олю Духову, Люду Евсееву, Люду Ермолину, Иру Ефимову, Лену Иванову, Люду Иванову, Олю Кандыбу, Галю Козину, Олю Козину, Надю Кузнецову, Наташу Куприну, Свету Лавринову, Люду Лондареву, Таню Некрасову, Ларису Нефедову, Юру Пенькова, Сережу Первых, Витю Пластуна, Ларису Полоницкую, Наташу Попову, Любу Рощупкину, Олю Самохвалову, Любу Семухину, Володю Слободяна, Иру Смирнову, Наташу Спиридонову и Игоря Сухарева.

Много пришлось потрудиться над подготовкой, организацией и проведением этнографических практик студентов и этнографических экспедиций, которые во второй половине 1970-х работали у нас почти по три летних месяца 3–5-ю отрядами. Были подготовлены и распечатаны на печатных машинках и ротаторе вопросники и программы сбора материалов по разным темам. Затем они вместе с программами и вопросниками ряда ленинградских и московских ученых из Института этнографии были опубликованы в виде двух небольших сборников [3]. Эта деятельность по разработке вопросников и программ для полевой работы продолжалась в Омске на протяжении всех 30 лет и продолжается сейчас. Определенным этапом ее стал выпуск в 2002 г. большого издания «Вопросники и программы по этноархеологии и этнографии» [4] . Среди авторов этой книги есть фамилии и тех, кто трудился в ОмГУ в 1974–1979 гг. – это В.Б. Богомолов, А.В. Головнев, Н.И. Новикова и Н.А. Томилов.

На примере работ Казахского этнографического отряда покажем, насколько большим был объем этих работ. Итак, в 1976 г. этнографические работы Омского государственного университета осуществлялись в Западной Сибири среди казахов, татар, украинцев и шорцев. Казахский этнографический отряд [5] работал с 1 по 22 июля 1976 г. в селениях Баррикадского, Боевого и Кухаревского сельских советов Исилькульского и Марьяновского районов Омской области. В работе отряда использовался маршрутно-кустовой метод. Основной базой экспедиции стал а. Каскат. На протяжении всего срока работы экспедиции совершались поездки выездных групп в соседние селения. Начальником экспедиции был назначен доцент ОмГУ Н.А. Томилов. В состав экспедиции вошли студенты ОмГУ М.Н. Алафьев, В.Г. Безбожный, С.М. Вдовин, Л.М. Виноградова, О.С. Гаврилова, Ю.П. Дусь, Е.А. Ершова, А.Я. Зевенко, Е.Е. Илюшина, Н.В. Корыстылева, Т.М. Масленникова, Г.В. Новикова, В.Л. Нагаев, Н.В. Панченко, И.А. Попов, Н.А. Подсвирова, И.В. Русанова, А.В. Рычков, Н.А. Спиридонова, И.Б. Сухарев. Большую часть студентов составили участники этнографической практики ОмГУ.

Сбор материалов проводился комплексно, были получены данные по этнической истории, хозяйственным занятиям, бюджетам семей, материальной и духовной культуре, генеалогии, антропонимике, системе родства. Были даны задания по изучению орудий труда, домашней утвари, усадеб, жилищ, хозяйственных построек, средств передвижения, одежды, пищи, семейных событий и обрядов, фольклора, орнамента, религиозных верований, народных знаний. Записи велись в общих тетрадях – полевых описях, а затем материалы переносились на карточки размером в обычный лист писчей бумаги. Всего было заполнено более 570 карточек. Почти все материалы относятся к казахскому населению а. Каскат, небольшая часть карточек (менее 5%) охватывает материалы, собранные в казахском ауле Торат (Турат) Каскатского сельского совета. В целом собранные этнографические материалы охватили почти все население а. Каскат и являются репрезентативными для изучения проблем этнической истории, традиционно-бытовой культуры и некоторых социальных явлений казахов этого аула. Качество собранных материалов в основном хорошее, т.к. работа студентов-участников экспедиции проходила под достаточно жестким контролем со стороны руководителя отряда и его помощников – старшекурсников ОмГУ Сергея Вдовина, Натальи Спиридоновой и Игоря Сухарева.

Кроме сбора этнографических материалов было заполнено 1555 опросных листов для изучения современных этнических процессов среди людей разных национальностей, проживающих в названных районах Омской области. Среди казахов Исилькульского и Марьяновского района было заполнено 894 опросных листа, в том числе 453 среди мужчин, 441 – среди женщин. Выборка для опроса населения проводилась по полу и возрасту, а также по родному языку. Собранные материалы охватили фактически 80% населения по генеральной совокупности. Вопросы опросных листов дали возможность получить массовые материалы по этническому и родоплеменному самосознанию, миграциям населения, этнокультурным и этносоциальным процессам среди опрошенных казахов.

Особую группу полевых материалов составили подробные выписки (фактически копии) из похозяйственных книг сельских советов за 1976 г. Такие выписки о населении были получены по следующим населенным пунктам казахов Исилькульского района: Бакабас, Кайбогар, Каскат, Омар, Торат, Улендыкуль; Марьяновского района: Домбай, Новый Кипшак, а также по украинским селениям Ксеньевка Москаленского района и Полтавка Полтавского района. Как известно, похозяйственные книги являются важнейшим источником по изучению национального состава населения, антропонимии, половозрастной структуры, состава семей, образования, специальностей, хозяйственных занятий, видов собственности (построек, земельных участков, домашнего скота, домашней птицы).

В экспедиции осуществлялся также сбор предметов для Музея археологии и этнографии ОмГУ. Всего было собрано 117 предметов, из них по культуре и быту казахов – 62, украинцев – 53 и татар – 2 предмета.

И, наконец, об антропологическом материале. Он собирался только по дерматоглифике. Консультировала эту работу исследовательница с мировым именем Генриетта Леонидовна Хить (Москва). Всего было собрано 66 женских и 90 мужских дерматоглифических отпечатков ладоней рук. Эта серия оказалась достаточно репрезентативной для изучения казахов омского региона.

Что касается методов полевой этнографической работы, то в экспедиции очень широко применялся метод непосредственного наблюдения. Этот метод использовался при описании хозяйственных занятий населения, повседневного поведения и общения людей друг с другом, приготовления национальных блюд, изготовления ковровых изделий и тканей, свадьбы, которая произошла в дни работы экспедиции в а. Каскат. Постоянно использовались методы беседы с информаторами, фиксации различных предметов и явлений культуры местного населения. Стационарный характер экспедиционной работы в Каскате позволил осуществить массовый сбор материалов и обеспечить этим самым достоверность информации.

Отметим также, что с целью установления доверительных отношений участников экспедиции студентов-практикантов с местным населением в а. Каскат было прочитано 17 лекций по этнографии народов СССР, внешней политике СССР, международному положению, о работе Омского государственного университета, о новых открытиях в археологии и др. 11 и 18 июля в Каскате участниками экспедиции дали два концерта. 17 июля экспедиция отмечала День этнографа. Этот праздник, как мне представляется, был впервые проведен среди участников этнографической экспедиции и студенческой практики Ленинградского государственного университета по инициативе профессора Рудольфа Фердинанда Итса. А затем этнографы и других городов стали отмечать День этнографа. Он проводится ежегодно 17 июля в честь высадки в 1870 г. на берегу острова Новая Гвинея в д. Бонгу знаменитого российского путешественника Н.Н. Миклухо-Маклая. На празднике этнографов в Каскате было проведено посвящение в этнографы студентов первого курса. Было много шуток, был зачитан приказ с праздничным поздравлением, подписанный начальником экспедиции Н.А. Томиловым, начальником административно-разъездного отдела С.М. Вдовиным и старшим помощником административно-разъездного отдела экспедиции М.Н. Алафьевым, состоялся праздничный ужин и посиделки у ночного костра. В празднике принимала участие и местная молодежь.

Во время работы экспедиции производились фотосъемки и киносъемки, а также и магнитофонные записи. Отснятый и проявленный кинофильм, магнитофонные пленки, а также 23 фотопленки поступили на хранение, как и все остальные полевые материалы, в МАЭ ОмГУ, где они и хранятся в настоящее время. Хочу сообщить также и о том, что связи с населением а. Каскат сохранялись у меня и в последующие годы. Я отправил фотоснимки жителям Каската, а зимой 1977 г. снова побывал в этом селе, где встречался с его жителями, рассказывал о результатах работы экспедиции и несколько раз продемонстрировал отснятый кинофильм о Каскате и его населении.

С 1975 г. пошли первые курсовые работы, готовились к печати первые тезисы докладов, первые статьи, первые сборники, первые монографии, первые конференции. С 1974 г. в ОмГУ стал работать студенческий этнографический кружок, первым старостой которого был Игорь Сухарев, которого затем сменила Надя Кузнецова.

Первой наиболее значимой конференцией стала Сибирская студенческая археолого-этнографическая конференция, которая прошла в ОмГУ 8–10 декабря 1976 г. и на которой было заслушано и обсуждено 37 докладов студентов из разных городов СССР, что фактически придало ей статус всесоюзного мероприятия. Тогда на историческом факультете уже работал переехавший из Томска в 1976 г. известный археолог профессор Владимир Иванович Матющенко. Он многое сделал в тот период для становления археологии и этнографии в нашем университете. В 1978 г. под его и моим ответственным редактированием вышли в свет и первые археолого-этнографические сборники научных трудов ОмГУ – «Этнокультурная история населения Западной Сибири» и «Этнокультурные явления в Западной Сибири», изданные ведущим вузовским издательством Сибири того времени – идательством Томского государственного университета [6] .

В 1979 г. был опубликован еще один сборник научных трудов «История, археология и этнография Сибири» [7]. В 1979 г. был подготовлен и в 1980 г. увидел свет еще один сборник – «Духовная культура народов Сибири» [8]. Шла работа над статьями в сборник «Современные этнические процессы у народов Западной и Южной Сибири», вышедший в печати позднее – в 1981 г. [9] . В этих сборниках и сборниках материалов конференций в Иркутске, Новосибирске, Омске и Томске напечатали свои этнографические работы студенты ОмГУ И.В. Белич, Г.А. Бояубаева, Е.В. Верпаховская, А.В. Головнев, А.Д. Калашников, Г.М. Козина (в одной из этих книг появилась и первая ее работа под нынешней фамилией – Патрушева), Н.В. Кузнецова, С.Ю. Первых, О.М. Проваторова, А.У. Сулейманова и работавшая со мной еще в Томске студентка ТГУ Ю.И. Курочка.

Не прекращались у нас связи и с томскими этнографами. В 1976 г. в ТГУ вышел очередной выпуск «Из истории Сибири», ответственным редактором которого совместно с Н.В. Лукиной доверили быть и мне [10]. А в 1979–1980 г. под моим ответственным редакторством свет увидели два тома каталога этнографических коллекций Музея археологии и этнографии Сибири ТГУ [11] .

В 1978 г. вышла из печати моя первая монография – «Современные этнические процессы среди сибирских татар» [12]. И в этом же году началась моя работа над монографией «Тюркоязычное население Западно-Сибирской равнины в конце XVI – первой четверти XIX вв.», которая была напечатана в 1981 г. [13] .

В это время я заканчивал сбор материала в архивах и экспедициях для моей будущей докторской диссертации, защита которой состоялась в 1983 г., и там рукой подать было уже до открытия в ОмГУ кафедры этнографии – третьей в России и четвертой в СССР (после кафедр в Ленинградском, Московском и Тбилисском университетах). Во время написания текстов монографии и докторской диссертации часть моих курсов лекций читал за меня В.И. Матющенко (освобождал мне время для научной работы), за что я ему искренне благодарен.

Успешно работали и сотрудники – этнографы ОмГУ В.Б. Богомолов и Н.И. Новикова, которая затем была направлена на учебу в аспирантуру кафедры этнографии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, где ее научным руководителем был профессор Л.П. Лашук. Думая о будущих кадрах этнографов из числа студентов исторического факультета ОмГУ, мы стали вводить практику отправки некоторых из них на учебу в университеты Ленинграда и Москвы. И первым был Андрей Головнев, который последние три года учился в МГУ и выполнил там дипломную работу, а позднее и кандидатскую диссертацию под научным руководством Л.П. Лашука. Он и заведующий сектором народов Севера Института этнографии АН СССР И.С. Гурвич курировали тогда работу омских этнографов и много помогали нам. Из других известных ученых, способствовавших тогда становлению омского коллектива этнографов, также с благодарностью назову академиков Ю.В. Бромлея и А.П. Окладникова, профессоров С.А. Арутюнова (ныне член-корреспондент РАН), В.И. Васильева, Р.Ф. Итса и Г.Е. Маркова.

Основные направления научной работы формирующейся группы этнографов ОмГУ были направлены тогда на перспективу. Наиболее актуальными направлениями исследований тогда были:

  • разработка и решение проблем этнической истории народов и национальных групп Западной Сибири конца XVI – начала XX вв.;
  • изучение современных этнических процессов в этом же регионе;
  • сбор материалов по антропологии (дерматоглифике, одонтологии, по сериям волос головы) и этнографии для исследования этногенеза казахов, сибирских и поволжских татар, шорцев и телеутов;
  • изучение фактически всех форм и видов традиционно-бытовой (народной) культуры у разных этнических общностей Западной Сибири;
  • работы в области этнографического музееведения, научная паспортизация и каталогизация этнографических предметов и коллекций Омского областного краеведческого музея (Омского областного краеведческого музея – ООКМ, ныне это Омский государственный историко-краеведческий музей), а затем краеведческих музеев Новосибирска, Омска и Тюмени.

Относительно последнего направления следует сказать, что уже в 1974 г. был заключен и действовал многие годы хозяйственный договор на выполнение научной паспортизации и каталогизации между ОмГУ и ООКМ (в только что открытом ОмГУ это вообще был первый хоздоговор и значился он под № 1).

В это же время стали возникать некоторые идеи о возможности интеграции археологических и этнографических исследований для решения проблем этнической истории, культурогенеза и социогенеза по материалам о народах и их культурах Западной Сибири. Позднее это привело нас к теории моделирования и изучения этнографо-археологических комплексов, которую впервые мы доложили на конференции в Томске уже в 1981 г. [14] .

Фактически все основные направления сегодняшних исследований коллектива омских этнографов были заложены и отчасти успешно развивались уже в 1974–1979 гг. и стали основой для создания в последующем двух кафедр и четырех научно-исследовательских лабораторий ОмГУ, двух секторов и лаборатории Омского филиала ОИИФФ СО РАН и одного сектора Сибирского филиала Российского института культурологии. Но это будет потом.

А в 1979 г. состоялись первые защиты дипломных работ по этнографии. В этом же году 19–22 ноября в ОмГУ прошел крупный форум ученых – I всесоюзная (в будущем – международная) научная конференция «Этногенез и этническая история тюркоязычных народов Сибири и сопредельных территорий» [15] (было заслушано 60 докладов ученых из разных городов от Владивостока до Ленинграда и от Ферганы до Тобольска), на которой академик А.П. Окладников однозначно провозгласил: «Есть у нас теперь Омский научный центр археологии и этнографии». И это была тогда высшая оценка наших трудов по становлению и развитию этнографии в стенах Омского государственного университета.

Опубликовано: Народы и культуры Сибири: изучение, музеефикация, преподавание: сб. науч. тр.  Омск: Изд-во Омск. ун-та, 2005. – С. 25–34. 

 © Н.А. Томилов, 2005

 

Copyrigt © Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии
Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского
Омск, 2001–2018